Обобщение судебной практики рассмотрения налоговых споров, связанных с применением главы 28 Налогового кодекса Российской Федерации (транспортный налог), утверждено постановлением президиума Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21.03.2016

Дата: 
15.08.2016
 
ОБОБЩЕНИЕ
СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ НАЛОГОВЫХ СПОРОВ,
СВЯЗАННЫХ С ПРИМЕНЕНИЕМ ГЛАВЫ 28 НАЛОГОВОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ТРАНСПОРТНЫЙ НАЛОГ)
 
Вопрос 1. Подведомственны ли арбитражному суду споры, связанные с обязанностью физических лиц, имеющих статус индивидуальных предпринимателей, уплачивать транспортный налог?
Анализ судебной практики и действующего законодательства
Согласно статье 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс) арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.
Арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке (далее – индивидуальные предприниматели), а в случаях, предусмотренных названным Кодексом и иными федеральными законами, с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя (далее – организации и граждане).
К подведомственности арбитражных судов федеральным законом могут быть отнесены и иные дела.
В части 1 статьи 213 Кодекса указано, что государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы, наделенные в соответствии с федеральным законом контрольными функциями (далее – контрольные органы), вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о взыскании с лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, установленных законом обязательных платежей и санкций, если федеральным законом не предусмотрен иной порядок их взыскания.
Частью 1 статьи 198 Кодекса предусмотрено, что граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.
Как следует из статьи 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суды общей юрисдикции рассматривают исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов.
Таким образом, арбитражные суды являются специальными по отношению к судам общей юрисдикции.
Согласно статье 19 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – Налоговый кодекс) налогоплательщиками признаются организации и физические лица, на которых в соответствии с данным Кодексом возложена обязанность уплачивать налоги.
Как указано в пункте 3 статьи 11 Налогового кодекса, понятие «налогоплательщик» используется в значениях, определяемых в соответствующих статьях данного Кодекса.
Так, согласно статье 357 Налогового кодекса налогоплательщиками транспортного налога признаются лица, на которых в соответствии с законодательством Российской Федерации зарегистрированы транспортные средства, признаваемые объектом налогообложения в соответствии со статьей 358 данного Кодекса, если иное не предусмотрено названной статьей.
В силу статьи 358 Налогового кодекса объектом налогообложения признаются автомобили, мотоциклы, мотороллеры, автобусы и другие самоходные машины и механизмы на пневматическом и гусеничном ходу, самолеты, вертолеты, теплоходы, яхты, парусные суда, катера, снегоходы, мотосани, моторные лодки, гидроциклы, несамоходные (буксируемые суда) и другие водные и воздушные транспортные средства (далее – транспортные средства), зарегистрированные в установленном порядке в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Не являются объектом налогообложения:
1) весельные лодки, а также моторные лодки с двигателем мощностью не свыше 5 лошадиных сил;
2) автомобили легковые, специально оборудованные для использования инвалидами, а также автомобили легковые с мощностью двигателя до 100 лошадиных сил (до 73,55 кВт), полученные (приобретенные) через органы социальной защиты населения в установленном законом порядке;
3) промысловые морские и речные суда;
4) пассажирские и грузовые морские, речные и воздушные суда, находящиеся в собственности (на праве хозяйственного ведения или оперативного управления) организаций и индивидуальных предпринимателей, основным видом деятельности которых является осуществление пассажирских и (или) грузовых перевозок;
5) тракторы, самоходные комбайны всех марок, специальные автомашины (молоковозы, скотовозы, специальные машины для перевозки птицы, машины для перевозки и внесения минеральных удобрений, ветеринарной помощи, технического обслуживания), зарегистрированные на сельскохозяйственных товаропроизводителей и используемые при сельскохозяйственных работах для производства сельскохозяйственной продукции;
6) транспортные средства, принадлежащие на праве оперативного управления федеральным органам исполнительной власти, где законодательно предусмотрена военная и (или) приравненная к ней служба;
7) транспортные средства, находящиеся в розыске, при условии подтверждения факта их угона (кражи) документом, выдаваемым уполномоченным органом;
8) самолеты и вертолеты санитарной авиации и медицинской службы;
9) суда, зарегистрированные в Российском международном реестре судов;
10) морские стационарные и плавучие платформы, морские передвижные буровые установки и буровые суда.
Налоговый кодекс не предусматривает особенностей исчисления и порядка уплаты транспортного налога физическими лицами, имеющими статус индивидуального предпринимателя.
Исходя из этого суды общей юрисдикции полагают, что споры, связанные с уплатой транспортного налога физическими лицами, имеющими статус индивидуального предпринимателя, подлежат разрешению в этих судах.
Так, Ленинградский областной суд в определении от 22.05.2014 по делу № 33-2502/2014 указал следующее.
Индивидуальные предприниматели как физические лица, зарегистрированные в установленном порядке и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, главы крестьянских (фермерских) хозяйств (статья 11 Налогового кодекса) в качестве плательщиков транспортного налога не указаны, так как для целей налогообложения данным налогом они охватываются понятием «физические лица».
Следовательно, наличие или отсутствие у физического лица статуса индивидуального предпринимателя для целей исчисления и порядка уплаты транспортного налога правового значения не имеет.
Ответчик является собственником и грузовых, и легковых автомобилей как физическое лицо и обязан уплачивать транспортный налог исходя из самого факта нахождения автомобилей в его собственности. При этом цель использования ответчиком автомобилей (в предпринимательской деятельности либо для реализации бытовых нужд) не имеет правового значения и не влечет изменения ни ставок налога, ни порядка его уплаты.
В связи с этим не имеет правового значения для рассмотрения указанного дела ссылка ответчика на наличие у него документов, свидетельствующих о приобретении им грузовых автомобилей в целях их использования в предпринимательской деятельности.
Пермский краевой суд, рассмотрев иск налоговой инспекции о взыскании недоимки по транспортному налогу с индивидуального предпринимателя, утверждавшего, что он использует транспортные средства в предпринимательской деятельности, в определении от 23.06.2014 по делу № 33-5257 отметил, что статья 357 Налогового кодекса не разделяет налогоплательщиков – физических лиц на обычных граждан и коммерсантов, поэтому индивидуальные предприниматели, являющиеся в первую очередь физическими лицами, уплачивают транспортный налог именно как физические лица. Оснований считать возникший спор экономическим не имеется.
Московский областной суд, рассмотрев аналогичный спор, в определении от 11.08.2014 по делу № 33-17345/2014 указал, что обязанность по уплате транспортного налога возникла у И. как у физического лица из одного лишь факта владения данным имуществом на праве собственности и никоим образом не связана с наличием у ответчика статуса индивидуального предпринимателя и осуществляемой им деятельности по использованию данного имущества. Само по себе владение имуществом не является предпринимательской или иной экономической деятельностью, доход, извлекаемый из этой деятельности, подлежит самостоятельному налогообложению.
Тверской областной суд в определении от 13.08.2014 по делу                № 33-2969 указал следующее: доводы апелляционной жалобы о том, что исковые требования в данном случае неподведомственны суду общей юрисдикции, не могут быть приняты во внимание, поскольку по смыслу норм Налогового кодекса физическое лицо, на которое зарегистрировано транспортное средство, является плательщиком транспортного налога независимо от наличия или отсутствия у него статуса индивидуального предпринимателя и требования о взыскании задолженности по транспортному налогу предъявляются налоговым органом к должнику, имеющему статус индивидуального предпринимателя, как к физическому лицу на основании статьи 48 Налогового кодекса.
Аналогичный вывод содержится в определениях Липецкого областного суда от 08.09.2014 по делу № 33-2398а/2014, Тамбовского областного суда от 18.08.2014 по делу № 33-2821, Верховного Суда Республики Татарстан от 04.06.2015 по делу № 33-8088/2015.
Арбитражные суды отвечают на поставленный вопрос иначе.
Так, Арбитражный суд Северо-Западного округа, рассмотрев иск налоговой инспекции к индивидуальному предпринимателю о взыскании недоимки по транспортному налогу, указал в постановлении от 27.01.2015 по делу № А05-3691/2014, что в данном случае как по предмету спора (вытекает из предпринимательской деятельности), так и по субъектному составу (одна сторона – субъект предпринимательской деятельности, а другая сторона – контролирующий определенный круг вопросов в этой сфере государственный орган), возникший в рамках данного дела спор охватывается полномочиями, входящими в компетенцию арбитражного суда.
При этом судами установлено и предпринимателем не опровергнуто соответствующими доказательствами, что транспортные средства, на которые начислен транспортный налог, используются им в предпринимательской деятельности.
Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в постановлении от 19.10.2004 по делу № А65-9928/2004-СА1-7 указал следующее.
В соответствии с частью 4 статью 29 Кодекса арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства возникающие из публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности, в том числе о взыскании с организаций и граждан, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, обязательных платежей, санкций, если федеральным законом не предусмотрен иной порядок их взыскания.
Статьей 213 Кодекса также закреплено, что государственные органы вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о взыскании с лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, установленных платежей, если федеральным законом не установлен иной порядок их взыскания.
На подведомственность этой категории споров арбитражному суду указал и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в пункте 4 постановления Пленума от 09.12.2002 № 11.
Однако ни глава 28 Налогового кодекса, регулирующая порядок налогообложения транспортным налогом, ни какой-либо иной федеральный закон не содержит прямых норм, устанавливающих иной порядок взыскания названных платежей для лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность.
То обстоятельство, что нормами налогового законодательства не установлен иной порядок расчета транспортного налога для индивидуальных предпринимателей, чем для физических лиц, то есть расчет налога в обоих случаях является единым, не свидетельствует о неподведомственности данного спора арбитражному суду.
Федеральный арбитражный суд Московского округа полагает, что возможность использования транспортных средств для ведения предпринимательской деятельности свидетельствует о подведомственности спора по заявлению предпринимателя о признании недействительным требования налоговой инспекции об уплате транспортного налога арбитражному суду. Причем бремя доказывания обратного он возлагает на налоговый орган.
Так, в постановлении Федеральный арбитражный суд Московской области от 15.05.2013 по делу № А41-30175/12 указано следующее: в кассационной жалобе инспекция ссылается на то, что дело подлежало рассмотрению в суде общей юрисдикции. Между тем доказательства невозможности использования заявителем транспортных средств для ведения предпринимательской деятельности не представлены, в связи с чем дело подведомственно арбитражному суду.
Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в постановлении от 07.12.2004 по делу № Ф04-8346/2004 (6783-А67-3) указал, что арбитражным судом рассматриваются дела о взыскании с предпринимателей задолженности по транспортному налогу лишь в случае использования последними автотранспортных средств в предпринимательских целях.
Аналогичный вывод содержится в постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 23.01.2008                          по делу № Ф08-8933/2007-3348А.
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, рассматривая дело по заявлению индивидуального предпринимателя о признании незаконными действий налоговой инспекции по начислению транспортного налога по речным судам, а также о признании недействительными требований об уплате транспортного налога и пеней, разрешил спор по существу (постановление от 21.07.2009 № 3513/09).
Выработанный правовой подход
В случае, если транспортные средства, подлежащие обложению транспортным налогом, используются физическим лицом, зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, в предпринимательской деятельности, споры, связанные с исполнением обязанности по уплате данного налога, подлежат рассмотрению арбитражными судами.
Правовое обоснование
Системное толкование статей 27, 198, 213 Кодекса и статьи 22 Гражданского процессуального кодекса дает основание утверждать, что суды общей юрисдикции и арбитражные суды рассматривают споры, одинаковые по предмету заявленных требований.
В таких случаях подведомственность споров разграничивается по принципу изъятия из компетенции судов общей юрисдикции экономических споров, связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.
Так, согласно статье 29 Кодекса арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности, в частности, о взыскании с организаций и граждан, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, обязательных платежей, санкций, если федеральным законом не предусмотрен иной порядок их взыскания.
Сам по себе субъектный состав спорящих лиц не свидетельствует о подведомственности спора арбитражному суду, если у спора отсутствует экономический характер. Последний определяется спецификой предпринимательской и иной экономической деятельности.
Использование транспортного средства в предпринимательской деятельности влияет на исчисление налога на доходы физических лиц              (статья 221 Налогового кодекса), единого налога по упрощенной системе налогообложения (статья 346.16 Налогового кодекса), единого сельскохозяйственного налога (статья 346.5 Налогового кодекса), налога на добавленную стоимость (статьи 143, 166 и 171 Налогового кодекса). При определении объекта налогообложения по указанным налогам налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму подлежащего уплате транспортного налога. Факт одинакового порядка исчисления транспортного налога для индивидуальных предпринимателей и физических лиц, не имеющих указанного статуса, не является достаточным основанием для отнесения указанных споров к компетенции судов общей юрисдикции.
В данном случае разграничение подведомственности споров происходит по таким критериям, как влияние осуществления предпринимательской деятельности на наличие объекта налогообложения (пункты 4, 5 статьи 358 Налогового кодекса) и влияние обязанности по уплате транспортного налога на исчисление других налогов, уплачиваемых индивидуальным предпринимателем сугубо в этом качестве.
Отнесение подобных споров к подведомственности арбитражных судов исключает ситуацию, когда индивидуальный предприниматель будет вынужден обжаловать решение налогового органа по результатам проверки его предпринимательской деятельности в части начисленных налогов в арбитражный суд, а в части транспортного налога – в суд общей юрисдикции.
 
Вопрос 2. Кто является плательщиком транспортного налога в отношении воздушного судна, не относящегося к категориям сверхлегких гражданских воздушных судов авиации общего назначения, государственных воздушных судов, экспериментальных воздушных судов (далее – общегражданского воздушного судна) и не зарегистрированного в порядке статьи 33 Воздушного кодекса Российской Федерации?
Анализ судебной практики и действующего законодательства
Согласно статье 357 Налогового кодекса плательщиками транспортного налога признаются лица, на которых в соответствии с законодательством Российской Федерации зарегистрированы транспортные средства, признаваемые объектом налогообложения в соответствии со статьей 358 данного Кодекса, если иное не предусмотрено указанной статьей.
Объектом налогообложения признаются самолеты, вертолеты и другие воздушные транспортные средства, зарегистрированные в установленном порядке в соответствии с законодательством Российской Федерации. Не являются объектом налогообложения пассажирские и грузовые воздушные суда, находящиеся в собственности (на праве хозяйственного ведения или оперативного управления) организаций и индивидуальных предпринимателей, основным видом деятельности которых является осуществление пассажирских и (или) грузовых перевозок.
Государственная регистрация и государственный учет воздушных судов регламентированы статьей 33 Воздушного кодекса Российской Федерации (далее – Воздушный кодекс).
Согласно указанной норме воздушные суда, предназначенные для выполнения полетов, подлежат государственной регистрации в следующем порядке:
гражданские воздушные суда, за исключением сверхлегких гражданских воздушных судов авиации общего назначения, – в Государственном реестре гражданских воздушных судов Российской Федерации с выдачей свидетельств о государственной регистрации или в государственном реестре гражданских воздушных судов иностранного государства при условии заключения соглашения о поддержании летной годности между Российской Федерацией и государством регистрации;
сверхлегкие гражданские воздушные суда авиации общего      назначения – в порядке, установленном уполномоченным органом в области гражданской авиации;
государственные воздушные суда – в порядке, установленном уполномоченным органом в области обороны по согласованию с уполномоченными органами, имеющими подразделения государственной авиации.
 Экспериментальные воздушные суда подлежат государственному учету с выдачей соответствующих документов уполномоченным органом в области оборонной промышленности.
В преамбуле Воздушного кодекса указано, что данный Кодекс устанавливает правовые основы использования воздушного пространства Российской Федерации и деятельности в области авиации.
Системное толкование преамбулы и статьи 33 Воздушного кодекса позволяет утверждать, что обязательной государственной регистрации подлежат воздушные суда, предназначенные для выполнения полетов в воздушном пространстве Российской Федерации. При этом следует иметь в виду, что в силу статьи 18 Конвенции о международной гражданской авиации (Чикаго, 7 декабря 1944 года) не может считаться действительной регистрация воздушного судна более чем в одном государстве, но его регистрация может переходить от одного государства к другому.
Согласно пункту 75 Административного регламента Федерального агентства воздушного транспорта предоставления государственной услуги по государственной регистрации гражданских воздушных судов и ведению государственного реестра гражданских воздушных судов Российской Федерации, утвержденного  приказом Минтранса России от 05.12.2013 № 457 (далее – Административный регламент), гражданское воздушное судно считается зарегистрированным в Государственном реестре после подписания в установленном порядке свидетельства о регистрации начальником Управления и проставления даты внесения записи в книге учета выданных свидетельств о регистрации.
Пункт 71 Административного регламента предусматривает, что свидетельство о регистрации, имеющее степень защиты, оформляется автоматизированным способом в единственном экземпляре (приложение № 8 к Административному регламенту).
В свидетельстве о регистрации указывается собственник воздушного судна.
Таким образом, общегражданское воздушное судно регистрируется за собственником этого судна.
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 07.06.2012 указал, что уклонение общества от совершения действий по государственной регистрации транспортных средств не освобождает его от уплаты транспортного налога.
Верховный Суд Российской Федерации в определении от 17.02.2015 по делу № 306-КГ14-5609 также указал, что не может придаваться решающее значение факту государственной регистрации воздушного судна как единственному условию для возникновения обязанности по уплате транспортного налога.
В постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22.05.2013 по делу № А32-3084/2012 указано, что плательщиком транспортного налога в отношении незарегистрированного воздушного судна является его собственник.
Выработанный правовой подход
Плательщиком транспортного налога в отношении воздушного судна, не относящегося к категориям сверхлегких гражданских воздушных судов авиации общего назначения, государственных воздушных судов, экспериментальных воздушных судов и не зарегистрированного в порядке статьи 33 Воздушного кодекса, является его собственник, если законодательством на него возложена обязанность по государственной регистрации указанного воздушного судна.
Правовое обоснование
Налоговый кодекс в качестве объекта налогообложения транспортным налогом признает объекты, соответствующие двум критериям: объект является транспортным средством, то есть соответствует определенным физическим показателям; объект зарегистрирован в установленном порядке согласно законодательству Российской Федерации.
По смыслу статьи 357 Налогового кодекса плательщиками транспортного налога признаются лица, на которых в соответствии с законодательством Российской Федерации зарегистрированы транспортные средства, признаваемые объектом налогообложения.
В силу положений преамбулы и статьи 33 Воздушного кодекса, а также пунктов 71, 75 и приложения № 8 Административного регламента обязанность государственной регистрации общегражданского воздушного судна предназначенного для выполнения полетов в воздушном пространстве Российской Федерации, возлагается на его собственника.
Не может придаваться решающее значение факту государственной регистрации воздушного судна как единственному условию для возникновения обязанности по уплате транспортного налога.
Уклонение собственника от совершения действий по государственной регистрации принадлежащего ему общегражданского воздушного судна не освобождает его от уплаты транспортного налога.
 
Вопрос 3. Должно ли лицо, за которым зарегистрировано право на тракторы, самоходные комбайны и специальные автомашины, доказывать, что указанные транспортные средства не являются объектом налогообложения в силу подпункта 5 пункта 2 статьи 358 Налогового кодекса?
Анализ действующего законодательства и судебной практики
Согласно статье 358 Налогового кодекса объектом налогообложения признаются автомобили, мотоциклы, мотороллеры, автобусы и другие самоходные машины и механизмы на пневматическом и гусеничном ходу, самолеты, вертолеты, теплоходы, яхты, парусные суда, катера, снегоходы, мотосани, моторные лодки, гидроциклы, несамоходные (буксируемые суда) и другие водные и воздушные транспортные средства (далее –  транспортные средства), зарегистрированные в установленном порядке в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Не являются объектом налогообложения:
 тракторы, самоходные комбайны всех марок, специальные автомашины (молоковозы, скотовозы, специальные машины для перевозки птицы, машины для перевозки и внесения минеральных удобрений, ветеринарной помощи, технического обслуживания), зарегистрированные на сельскохозяйственных товаропроизводителей и используемые при сельскохозяйственных работах для производства сельскохозяйственной продукции.
Таким образом, транспортные средства, указанные в подпункте 5 пункта 2 статьи 3568 Налогового кодекса, являются объектами налогообложения, кроме случаев, перечисленных в названной норме.
Разрешение в судебном порядке вопроса об обязанности специальных субъектов (сельскохозяйственных товаропроизводителей) уплачивать транспортный налог в отношении названных транспортных средств связано с распределением бремени доказывания их целевого использования.
В силу части 1 статьи 65 Кодекса каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.
Аналогичная норма содержится в части 5 статьи 200 Кодекса.
Верховный Суд Российской Федерации в определении от 23.12.2015            № 303-КГ15-10416 указал, что положения части 1 статьи 65 Кодекса об обязанности доказывания государственным органом обстоятельств, послуживших основанием для принятия его оспариваемого решения, не означают, что возражения, которые представляет вторая сторона такого спора, могут носить немотивированный характер, равно как указанные положения не свидетельствуют о нивелировании принципа состязательности при доказывании сторонами доводов и возражений по такого рода делам.
В пункте 14 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.05.2014 № 33 «О некоторых вопросах, возникающих у арбитражных судов при рассмотрении дел, связанных с взиманием налога на добавленную стоимость» указано следующее.
В силу пункта 6 статьи 88 Налогового кодекса при проведении камеральной налоговой проверки налогоплательщики по требованию налоговых органов обязаны представлять документы, подтверждающие право на налоговые льготы в случае их использования.
При применении указанной нормы судам необходимо принимать во внимание определение понятия «налоговая льгота», данное в пункте 1    статьи 56 Налогового кодекса, согласно которому льготами по налогам признаются предоставляемые отдельным категориям налогоплательщиков преимущества по сравнению с другими налогоплательщиками.
В связи с этим действие пункта 6 статьи 88 Налогового кодекса распространяется на те из перечисленных в статье 149 названного Кодекса основания освобождения от налогообложения, которые по своему характеру отвечают понятию налоговой льготы.
Так, например, подпункт 5 пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса устанавливает налоговую льготу в отношении столовых образовательных и медицинских организаций, подпункт 1 пункта 3 статьи 149 – в отношении религиозных организаций, подпункт 2 пункта 3 статьи 149 – в отношении общественных организаций инвалидов, подпункт 14 пункта 3 статьи 149 Налогового кодекса – в отношении коллегий адвокатов, адвокатских бюро и адвокатских палат.
Вместе с тем со ссылкой на положения пункта 6 статьи 88 Налогового кодекса у налогоплательщиков не могут быть истребованы документы по операциям, не являющимся объектом налогообложения (пункт 2 статьи 146 Налогового кодекса) или освобождаемым от налогообложения на основании статьи 149 Налогового кодекса, когда такое освобождение не имеет своей целью предоставление определенной категории лиц преимуществ по сравнению с другими лицами, совершающими такие же операции, а представляет собой специальные правила налогообложения соответствующих операций.
В указанном разъяснении высшей судебной инстанции закреплен принцип распределения бремени доказывания: если речь идет о налоговой льготе, то налогоплательщик обязан представить доказательства обоснованности ее использования; если же правовая норма не имеет целью предоставление определенной категории лиц преимуществ по сравнению с другими лицами, а представляет собой специальные правила налогообложения, то отсутствие условий для такого налогообложения должно доказываться налоговым органом.
Это разъяснение актуально и для разрешения вопросов взимания транспортного налога, то есть необходимо определиться, являются ли положения подпункта 5 пункта 2 статьи 358 Налогового кодекса специальными правилами налогообложения или налоговой льготой.
Федеральный арбитражный суд Центрального округа в постановлении от 01.07.2014 по делу № А54-1456/2013 указал, что в нарушение статьи 65 Кодекса налоговая инспекция не представила доказательств, свидетельствующих о невозможности отнесения 15 тракторов – спорных транспортных средств к объектам, освобожденным от обложения транспортным налогом в силу подпункта 5 пункта 2 статьи 358 Налогового кодекса.
Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в постановлении от 20.10.2009 по делу № А12-5777/2009 указал следующее.
Налоговый орган не опровергнул факт того, что общество является сельхозтоваропроизводителем. При этом в материалах дела не содержится доказательств того, что арендаторы транспортных средств используют технику не для производства сельскохозяйственной продукции, что полученные обществом арендные платежи не используется им при сельскохозяйственных работах для производства сельскохозяйственной продукции.
Иной подход содержится в постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от 19.05.2009 по делу № Ф09-3128/09-С3, где суд кассационной инстанции отметил, что факт использования транспорта исключительно для сельхозработ должен быть доказан налогоплательщиком, общество документально не подтвердило, что автомобили в отношении которых применена льгота по транспортному налогу, относятся к специальным автомашинам по смыслу статьи 358 Налогового кодекса.
В определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации  от 12.11.2007 № 12121/07 об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указано следующее.
Согласно подпункту 5 пункта 2 статьи 358 Налогового кодекса не являются объектами налогообложения специальные машины (молоковозы, скотовозы, спецмашины для перевозки птицы, удобрений, ветеринарной помощи, техобслуживания), зарегистрированные на сельхозпроизводителей и используемые ими при сельхозработах. Факт использования указанного транспорта исключительно для сельхозработ налогоплательщиком не доказан.
 
Выработанный правовой подход
Бремя доказывания наличия у лица объекта обложения транспортным налогом возлагается на налоговый орган. Лицо, за которым зарегистрировано право на тракторы, самоходные комбайны и специальные автомашины, заявляя о налоговой льготе, предусмотренной подпунктом 5 пункта 2     статьи 358 Налогового кодекса, должно доказать наличие условий для ее применения.
Правовое обоснование
Согласно пункту 1 статьи 56 Налогового кодекса льготами по налогам и сборам признаются предоставляемые отдельным категориям налогоплательщиков и плательщиков сборов предусмотренные законодательством о налогах и сборах преимущества по сравнению с другими налогоплательщиками или плательщиками сборов, включая возможность не уплачивать налог или сбор либо уплачивать их в меньшем размере.
Положения подпункта 5 пункта 2 статьи 358 Налогового кодекса являются разновидностью налоговой льготы, предоставляемой плательщикам транспортного налога.
Указанная норма позволяет отдельной категории     налогоплательщиков – сельскохозяйственным товаропроизводителям, за которыми зарегистрировано право на названные в законе транспортные средства, не уплачивать налог в случае использования этих средств в определенной сфере для определенной цели.
Иные категории налогоплательщиков при таких же обстоятельствах от уплаты налога не освобождаются, что позволяет утверждать об установленном законом преимуществе, то есть о налоговой льготе.
В силу пункта 1 статьи 80 Налогового кодекса налогоплательщик заявляет о применении налоговой льготы в налоговой декларации.
Согласно пункту 6 статьи 88 Налогового кодекса при проведении камеральных налоговых проверок налоговые органы вправе истребовать в установленном порядке у налогоплательщиков, использующих налоговые льготы, документы, подтверждающие право этих налогоплательщиков на эти налоговые льготы.
Таким образом, бремя доказывания наличия обстоятельств для применения налоговой льготы возложено на налогоплательщика.
Иной подход означал бы возложение на налоговый орган обязанности доказывания отрицательных фактов.